Суббота, 21.10.2017

Сила Севера

Полная луна освещала снежно-мохнатый лес, блики холодного  света рассеивались, превращая серебро снега в тусклое золото. Безмолвная ночь, способная свести с ума даже самого крепкого и бесчувственного человека.
В гнетущей тишине, по узкой тропе между деревьями шла стая волков-одиночек. Иногда волки-одиночки собираются в стаи и, говорят, что тогда даже медведи уступают им дорогу.
Впереди шел крупный волк, негласный вожак стаи. Остальные шли за ним, след в след.
Пятеро волков объединились пять дней назад и сейчас шли к югу в поисках пищи. Пять дней они голодали. И им было все равно на то, что может встать у них на пути. Их объединила цель – выжить любым путем, не согнутся под силой Севера. Показать великим богам, что они достойны жить в этих прекрасных просторах и ни что им не страшно.
У каждого из зверей была своя история и будь они людьми, их жизни посчитали полными трагедий, испытаний и потерь. Если бы они были людьми, Север сломал бы их уже давно, ибо в мире не осталось людей способных жить в суровых условиях в гармонии с природой, не уничтожая ее и себя. Но они были волками и не считали то, что с ними случалось чем-то особенным. Они так жили и любили свою жизнь. Помнили обиды и зло, их шрамы напоминали о многом. Былая боль горела огнем в их сердцах и заставляла не чувствовать убийственный холод.
Волк-вожак был изгнан из стаи за непокорный нрав, с ним ушла и его волчица, которую убили два года назад. У молодой волчицы с серебристой шкурой - похожая история, вот только ее не изгнали, ее стаю уничтожили охотники, окружив и расстреляв. Серебристой удалось убежать и залечить раны. Ее когда-то раненое плечо, давало о себе знать в столь сильный мороз, она шла медленнее всех и поэтому замыкала шествие.
Остальные волки были добровольными одиночками, они сами выбрали свой путь, покинув стаю. Сейчас же им пришлось вступить в стаю, чтобы выжить.
Лес стал редеть. Волк-вожак остановился и прислушался. Изрезанная шрамами морда поднялась кверху, из пасти вырвалось белое облачко пара. Остальные волки наблюдали за вожаком, застыв на своих местах. Вдали небо светлело. Скоро взойдет солнце. И день принесет что-то новое в их жизни. Может еду, может опасность. Ночь спокойна, день – нет. В светлое время их главный враг сильнее.
 
Человек уничтожает все живое ради забавы. Охота – дорогое развлечение, игра в смерть  и убийство, жалкая попытка отыскать в себе силу зверя и поиграть с природой в шахматы. Ход за ходом. Шаг за шагом. И в какой-то момент, когда последний предел будет пройден, природа просто уничтожит человека, как нечто ненужное и надоевшее.
Этот момент еще не настал, впереди просто небольшая схватка с детьми севера.
Запах дыма ударил в нос, заставив вновь остановиться. Звук выстрела разрезал тишину утра. Волки ощетинились, готовясь к схватке. Вокруг них лишь лес, наполнений звуками. Они одни. Пока.
Вдали раздаются выстрелы.
Вожак дает знак идти вперед. Несмотря ни на что.

****
- Хороший день! – сказал Биргер, один из охотников, идя по кровавому снегу к телу волка. – Смотри, какая шкура, какие глаза красивые, - он потрепал волка по загривку. – Чучело выйдет отменное. Других просто на мех.
- Маленькая стая, да и не интересно было, - отозвался Ален. – Мы пришли и тупо их расстреляли, так не интересно. Они даже сопротивления не оказали, не попытались спастись, как мне показалось.
- Ты чувствуешь? – встал Биргер и вдохнул воздух.
- Что? – тревожно огляделся Ален.
- Какой здесь воздух? Какой здесь холод и чистота. Снег кристально-чистый.
Он снял куртку и бросил ее на снег.
- И что ты делаешь? Совсем с ума сошел?
- Хочу почувствовать холод. Здесь только мы и волки! Все ушли. Остались самые сильные.
- Куртку надень, идиота кусок! – буркнул Ронн, поднимая с земли тело волка. – Минус пятьдесят тут, если не больше.
- И уходить пора, - поддержал товарища Ален.
Биргер нехотя поднял куртку и накинул на плечи. Он жадно оглядывался кругом, вдыхал запах крови и снега. Чувствовал, как в нем просыпается что-то жестокое, первобытное, сильное.
- Вы тут точно нас не кинете? – спросил Биргер у братьев-близнецов Руди и Густава, высоких и крепких парней  с лицами, будто вырезанными из камня. Руди и Густав  были у них провожатыми и помощниками.
- Заказчик нам неплохо заплатил, чтобы мы вас сопровождали, так что нет смысла, - ответил Густав, закидывая тело волка в сани, привязанные к снегоходу.
- Ну ладно, - усмехнулся Биргер. – Пойдемте отсюда.

****
Волки бежали, оставляя на снегу множество следов. Они чуяли кровь. И этот запах разбудил голод, а запах пороха – злость. Голод и ненависть к людям вели их.
Вожак свернул в сторону, стая последовала за ним. Вдали они видели поляну, окруженную деревьями, яркие пятна крови на снегу, утоптанный снег. Над поляной кружили вороны, их круги в воздухе были подобны священному танцу, посвященному смерти.
Волк подошел к пятну крови и лизнул его. Остальные последовали примеру своего лидера. Он поднял морду к небу и завыл.
У одиночек свои законы. Они сами по себе. У них нет щенков и волчиц, которых нужно защищать. Только их жизни. Так почему бы и им не сыграть в игру с человеком.
Месть пела песню в сердце вожака и Серебристой. Остальные трое поддались зову крови. Один из волков добровольных одиночек однажды столкнулся с человеком и вышел из схватки победителем. Волк оказался счастливчиком. Да, он смел, но его шкуры не касались пули, его морда не была в шрамах, как у вожака. Им двигала пустая ярость и злость. Злость на холод и голод преобразовалась в злость на человека. Тем более, что для голодного волка человек не более, чем кусок мяса.

****
Пятеро людей и пятеро волков готовились к встрече. Люди слышали вой, а в нем вызов. Он пугал и будоражил, будто сама природа звала их к себе. Манила в свои белоснежные чертоги. Вот ваше поле битвы – заснеженный лес Севера. Вот ваши судьи – вековые деревья и холодное серое небо.
Мороз к вечеру стал сильнее. Охотники отдохнули за день. Они были сытые, довольные и сильные.
Троих мужчин свел вместе азарт, любовь к деньгам и опасности. Они прошли войну, там зарабатывали, думая лишь о себе, они привыкли к кровавым деньгам. Охота стала для них работой – добывать шкурку на заказ – иметь хорошие деньги, не подвергая жизнь большой опасности. Но их жизни были сломаны, они изгои в обществе. Кошмары, паранойя, припадки ярости – все это могло в любой момент вспыхнуть в каждом из них. Семей у них не было, у них были только они сами, все, что когда-то делало их частью общества, рассыпалось в прах. По-сути они были сломанные и выброшенные люди. И может их место здесь, в холодном неприветливом климате, в постоянной схватке со зверем и собой.
Братья-близнецы примкнули к троице по просьбе заказчика, как люди, знающие как выжить в диких условиях. Им хорошо платили, поэтому они молча выполняли свою работу –  помогали троим охотникам. Как только они выполнят свою работу, их пути разойдутся.
- Скоро стемнеет, - сказал Руди. – Лучше пойти завтра по следу.
- Зачем идти куда-то, если наша добыча в двух шагах? Идем сейчас! – сказал Биргер, его слово было решающим для всех.
Биргером руководило безрассудство и жажда крови. Поврежденный войной рассудок заставлял его верить, что предстоящая битва с волками сделает его сильнее, он избавится от своих страхов. Пойдет в бой, чтобы переродится. И наплевать, что говорят Руди и Густав, он знал, что друзья пойдут с ним.
- Лучше идти завтра днем, - повторил Руди. – Мне не очень понравился вой тех волков.
- А может, ты просто испугался? – с усмешкой спросил Биргер.
- Нет, я не боюсь, просто у меня есть здравый смысл.
- Я согласен с Биргером, пойдемте сейчас, - сказал Ален. – Нас пятеро и у нас оружие, мы убьем их быстро.
- Скоро буря! – напомнил Густав. – Да и темнеет.
- Плевать, давайте покончим с этим и точка! Завтра сможем отправиться домой, к цивилизации с горячей водой и центральным отоплением, - Ронн встал, взял в руки ружье. – И что сидим? Пошли!
Они стали собираться. Братья понимали, что лучше не спорить с ними. Хотят на охоту, да, пожалуйста!
Никто из охотников не отдавал себе отчет в том, что они делают. Это всего лишь забава. Это всего лишь война. Иди и убей. Биргер слетел с катушек и тащил за собой остальных.

****
Скованную морозом природу оживил ветер. Резкий и холодный, он дул с севера, кружил в воздухе снег, срывал с деревьев их покров. Трепал шкуры волкам, подгонял их в южную сторону, выл, подражая их вою.
Волки и люди шли на встречу друг другу сквозь белую пелену. Ветер не мог остановить эти две безжалостные силы. Он только распалял их внутренний огонь.
Погода не смогла остановить и людей. Они воспринимали это как некий подарок, аттракцион, веселая вечерняя охота, не в пример скучному утреннему расстрелу маленькой стаи.
- Я его вижу, - произнес Ален.
Он указал вперед, где из-за снежной пелены проступали очертания зверя. Волк глухо зарычал и шагнул вперед.
- Он мой! – выскочил Биргер и поднял ружье.
Братья держались сзади.
Раздался выстрел, пуля прорезала воздух, ушла в белый туман.
- Где он? Я его убил? – человек пошел вперед. – Где он? – Биргер вскинул ружье.
- Пойдем домой! – крикнул Ронн. – И правда, лучше завтра!
- Нет уж! – Биргером завладела одержимость – его собственный зверь, не дающий покоя.
Руди и Густав прижались к деревьям. Друг с другом они общались жестами.
- «Уходим».
- «Уходим».
Их контракт закончился. В игру вступили волки, а с ними и великая сила этого мира. Все забытое и растоптанное человеком поднялось из глубин небытия. Снежная буря и волки. Ветер немного утих, снежная пыль оседала, открывая взору трех мужчин пятерых крупных волков.
- Ты смотри, какие смелые! – сказал Биргер.
- На счет три стреляем! – скомандовал Ронн.
- Ты тут не главный! – огрызнулся Биргер, переводя взгляд с одного волка на другого.
- Сейчас никто не главный. Нам нужно было уйти.
Ронн стреляет. Пуля попадает в плечо безымянному, тот лишь ускоряет бег. Выбранный зверем человек стреляет второй раз – мимо. Рука дрогнула, чего с ним не бывало никогда. Он посмотрел волку в глаза. В них только решимость и ничего больше. Ни страха, ни злобы. Спокойствие и решимость – у людей перед смертью не бывает такого взгляда, это и сбило с толку человека, который был на войне и умел убивать безжалостно и быстро.
Третий выстрел – пуля врезается в грудь зверя, но и человек готов принять смерть. Мощные лапы ударяются в грудь, челюсти смыкаются на горле, не давая выйти предсмертному стону. Волк и человек умирают.
За стеной пурги другой бой. Между двумя людьми и двумя волками.
Счастливчику удача изменила; второй безымянный убит.
Снег в крови, в волчьей и человеческой.
Пули летят в пустоту. Разрезают белый вихрь, но не попадают в цель. Человек проигрывает природе. Железо против когтей и зубов. Рычание зверя против рычания человека. Оба звука неистовые и отчаянные, пугающие.
- Иди сюда, ну иди! – Биргер бросает ружье и сжимает кулаки. Он смотрит в глаза волку. Он знает, что оба его друга мертвы. Алена загрызла Серебристая. Несмотря на ноющую лапу, она с ним справилась, в битве она не думала о своей лапе, она видела лишь врага, тело полностью подчинилось волчьему духу, не знающему боли и слабости. И сейчас она лакает теплую кровь, забыв о голоде и холоде. Забыв обо всех страданиях, что причинил Север за голодные дни в пути.
- Давай! Честный бой! Я готов!
Человек стоит перед волком, смотрит в его глаза. Сам чувствует себя волком, частью огромного белого леса. Он такой же – хищник. Он победит или умрет, но как положено зверю.
Волк и человек кинулись навстречу друг другу. Удар лапой, удар кулаком. Оба с удивлением смотрят друг на друга. Они равны. Волк отскакивает, скалит зубы, человек тоже. Ярость и жажда жизни. Мужчина сильнее сжимает кулаки и встает в стойку. Он готов драться. Волк тоже. Он целиться в горло. Для него, что человек, что лось. Шея самое уязвимое место. Шея и живот.
Прыжок. Человек защищается, закрывает грудь и шею. Волк ныряет под руки и вонзает клыки в живот. Они падают на снег. Волк рычит и мотает головой. Мужчина хватает зверя за шкуру, силясь оторвать от себя. Волк впивается сильнее, рвет плоть. Страшный предсмертный крик разносится по лесу. Серебристая поднимает голову, и тут же возвращается к своей добыче.

В лесном домике двери и окна плотно закрыты, из трубы вырывается тонкая струйка дыма, и тут же рассеивается порывом ветра.
- Утром уезжаем отсюда, - Руди снимает с огня кофе.
- Что это было, там, в чаще… - задумчиво произносит Густав.
- Похоже, мы столкнулись со стаей волков-одиночек. Они иногда сходятся, на время.
Густав кивнул.
- Куда поедем? – спросил он у брата.
- Подальше отсюда. К черту все. И туда я не пойду ни сейчас, ни завтра.
- Я тоже. Волк сильный зверь, умный. Он бывает жестокий и беспощадный, но чаще не нападает первым, - Густав взял в руки чашку с кофе, и задумчиво посмотрел в темную жидкость. – Волк по разуму ближе к человеку, но порой они умнее нас.
- Сегодня мы перешли все грани безумства и жестокости.
Братья замолчали, каждый думал о том, что им просто повезло остаться в живых.
Завтра они уедут и вряд ли когда-либо захотят вернуться в эти места.

****
Ранняя весна.
По тропе идут два волка. След в след. Вожак и Серебристая. Они идут по незанятой территории, здесь нет других волков. Наст подтаял и проваливается, царапая лапы. Впереди густой лес, кое-где видны проталины. Где-то там меж деревьев Серебристая выберет место для логова. У них будет своя стая.

Просмотров: 89 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar